Tags: современность

Поминки по Сталину

Резюмируем наши прежние находки и попытаемся ответить на вопрос, почему же постсовки так любят товарища Сталина? Точнее, что же именно любят постсовки, восхищаясь им? Я, кстати, бабушку успел спросить, зачем ты хотела идти на похороны Сталина и даже мать с собой готова была тащить? Дед им строго-настрого запретил тогда, а сам он как учащийся военно-юридической академии стоял в оцеплении, взявшись за руки с товарищами. Так их там самих (фронтовиков, капитанов-майоров) толпа чуть  по стенке не размазала.  

— Чувство было такое, сказала бабушка, как в день начала войны — 22 июня.  Была уверенность, что теперь опять война начнется. 

Мы уже поняли главное, никакого рабочего класса-для-себя (fur sich) в конце СССР не было.  Был рабочий класс сам по себе (an sich) как некая совокупность людей, но он не был субъектом.  Другими словами, в конце совецкой истории рабочий класс расслоился на бюрократию (администрацию) и атомизированную мелкую буржуазию («несунов»).  При Хрущеве бюрократия включила в себя мелкую буржуазию, а мелкая буржуазия сожрала бюрократию изнутри в последующие годы, так и получилось это расслоение.

Но ведь так  было не всегда! В 1917-то году рабочий класс был субъектом, хотя бы и в составе большевицкого монстра, и противостоял буржуазной бюрократии.  Да, большевицкая партия с самого начала была бюрократической, но при этом и рабочей. Как же так и бюрократической, и рабочей? Как разрешить это противоречие? 

Collapse )