almaevnick2

Categories:

Ч. 4. Противоестественное слияние

Постосвки, как известно, делятся на совкодрочеров и либерастов.  Совкодрочеры уважают товарища Сталина и ненавидят Хрущева, а либерасты наоборот.  И те и другие сходятся в том, что в 1956 году произошло нечто важное, повернувшее развитие СССР куда-то в другую сторону. Что именно, тут у постсовков большой разброс мнений, усугубляемый, в частности, тем  что они забыли про мелкобуржуев. Хотя при позднем совке этот термин по прежнему был в ходу, но только не в виде существительного, субстантива — мелкобуржуй, — так практически никто не говорил, особенно официально, а в виде прилагательного — мелкобуржуазные замашки, мелкобуржуазная психология и т.п.  Т.е. вот нанесло из типа прошлого на нашего человека каких-то не очень хороших качеств. А какого человека-то? — Социалистического, общенародного, — народного(!) т.е. уже мелкобуржуйского.  Что же конкретно сделал Хрущев в 1956 году? Развалил мировое коммунистическое движение, — да, конечно, но для нашей пары — мелкобуржуя и пролетария — это не так важно. Конкретно Хрущев отменил промышленную кооперацию, оставив при этом потребительскую, которая так спокойно и дожила до перестройки. Т.е. нельзя сказать, что мелкобуржуй был отменен как класс! Колхозы остались, колхозные рынки остались (на них безо всякого дефицита можно было в любое время купить любой еды, мяса например, самого лучшего, вырезки по 5 руб, как сейчас помню), но субъектность мелкобуржуя была в очередной раз понижена. Теперь бы мы уже не могли изобразить его ни в виде зрелого мужа  с честной брадой, ни даже в виде красной девки.  

Это локальное, казалось бы, действие Хрущева означало ужасную вещь мелкобуржуя запустили в общенародную социалистичскую собственность! Она, эта собственность, сделалась средой его обитания. А мелкобуржуй действует в соответствии со своей природой: берет нечто из среды, предлагает на продажу и кооперируется с другими!  Когда постсовки  начинают стонать про совковый дефицит, то почему-то забывают, что дефицит ведь кем-то организовывался. Кто-то же придерживал товар, т.е. занимался саботажем, и кто-то же его сбывал своим знакомым несколько дороже или в обмен на что-то т.е. вступал в кооперацию. И кто-то же ведь этому всему покровительствовал! Да,  с переменным успехом, но в целом — все более и более.   Последнее особенно важно, поскольку отвечает на вопрос, почему постсовецкое общество столь криминально, почему вместо нормального капитализма получился воровской и бандитский.

Разберем это на простейшем примере, причем из жизни. Родная сестра (1910 г.р.) моей бабушки, хоть и была совецкой служащей с конца 1920-х годов, однако с начала 1960-х  прирабатывала изготовлением искусственных венков, для продажи на кладбище.  Естественно, эта деятельность была незаконна, и естественно, мент, собрав с торгующих теток по рублю, спокойно удалялся.  Некоторые разы случались, правда, неудачными и менты их все таки разгоняли, но такое бывало очень редко. Т.е. криминализация естественных, но законодательно дезрегулированных отношений (тетки с венками ведь не похищали соц. собственность) вела к  ДЕкриминализации незаконных. Мент- то ведь совершал правонарушение, принимая взятку!  Вот отсюда этот позднесовковый и постосовковый моральный релятивизм и наплевательское отношение к закону.

В последнее время в тырнетах популярен хомяк — это хороший символ мелкобуржуя. По отдельности хомяк самый слабый, он нуждается в защите, гнобить его нехорошо. Едва ли не все мы оказывались в роли мелкобуржуя, и уж во всяком случае зарекаться от нее не стоит. И чиновника могут выгнать и будет он побираться с дебильными семинарами, как обойти закон, типа, «тонкости налогооблажения» или просто трендить ни о чем в интернетах.  Но если запустить хомяка в амбар, он разожрется не слабо. Можно даже сказать, мутирует в эдакую  буржуйскую крысу, а с помощью бюрократии и в крупную и даже мегакрупную буржуйскую крысу. Но об этом поговорим, Алла берса, когда будем разбирать бюрократический класс. 

Что же еще можно сказать о мелкобуржуе (именно мелко) и пролетарии.  После перестройки мелкобуржуй бросился делать мелкий импорт в виде челнока, естественно добивая отечественную промышленность. Естественно, не со зла, даже наоборот, он же типа обеспечивал пролетариев качественными товарами! Но без платежеспособного спроса так и остался на мели вместе с пролетарием. Конечно не весь, кто-то добился и среднего буржуинства. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded